Волгоградцев беспокоит большой передел в Волго-Ахтубинской пойме
Волгоградцев беспокоит большой передел в Волго-Ахтубинской пойме

Волгоградцев беспокоит большой передел в Волго-Ахтубинской пойме

peyzazh pered

В редакцию федерального сетевого издания «Экология регионов» поступило коллективное обращение от жителей Волгоградской области. От имени инициативной группы, которая с тревогой сообщает о возможном земельном переделе заволжской поймы житель села Бурковка Среднеахтубинского района Волгоградской области Антон Халан. Этот район в регионе — особенный. На его территории находится уникальная Волго-Ахтубинская пойма.


Несмотря на имеющийся статус природоохранной зоны волгоградцы на протяжении последних 10-15 лет неоднократно сообщали в различные ведомства о незаконных захватах пойменных земель, о самостроях. Вот и в очередной раз их обращение связано с критической ситуацией, которую они считают земельным переделом. Редакция издания «Экология регионов» публикует обращение в сокращенном виде.

«Готовится большой передел заволжской поймы в Среднеахтубинском районе. Опережая разработку генеральных планов сельских поселений, областные власти спешно разрабатывают документы и готовят постановление об изменении статуса ГУ Природный парк «Волго-Ахтубинская пома». Под видом охраны природы, областные чиновники намерены запретить любое развитие жизни в районе, свести населенные пункты к минимальным границам доперестроечного периода, а огромные территории остальных земель передать в постоянное бессрочное пользование ГУ Природный парк «Волго-Ахтубинская пойма». Это делается для того, чтобы превратить район в резервацию. Запрет на развитие населенных пунктов, строительство жилья, дорог, коммуникаций, социальных объекты по замыслу областных чиновников должен привести к естественному вымиранию населения и ликвидации населенных пунктов. Для обоснования своих чрезвычайных полномочий чиновники разработали внутренние документы, в которых обвиняют население, дачников и туристов в обезвоживании рек, ериков и озер поймы, мол выкачивают воду, виноваты в распространении лесных пожаров, в свалках, в мусоре. Люди помнят какой была пойма до создания парка, и видят, какая пойма сейчас. Природный парк «Волго-Ахтубинская пойма» был создан 16 лет назад. Что сделано этим учреждением за 16 лет? Ничего! Одни отчеты и никому не понятные тропы. А для чего нужен парк? Под видом природоохранной деятельности чиновники намерены прибрать к рукам огромные инвестиционно-привлекательные территории, чтобы в дальнейшем расторгать аренду, изымать земли у собственников, формировать свои инвестиционные участки, выводить их из парка и продавать. По некоторым сведениям у этого плана есть иногородние заказчики. Они обосновали необходимость передать землю в постоянное бессрочное пользование природному парку, заявив, что ущерб природе наносит сам факт пребывания и проживания человека на территории поймы. Это не доказано: ни одного факта техногенной нагрузки, ни одной цифры нанесенного ущерба не приводится, сплошная подмена понятий. Из различных документов, экологических экспертиз и обследований следует, что во всем виновато население, все следует запретить, отменить, ограничить, изъять. Чиновники не обсуждают мероприятия по охране природы, как не обсуждают экологические технологии жизни и строительства. Они обсуждают владение землей. Отмена договоров аренды земли уже начата. Идут суды, которые все решают в пользу областной власти, в лице КУГИ. Кроме того, что уже изъято, подготовлено 600 исков по отмене аренды, приватизации и возврату земли в госсобственность. На очереди земельные участки в частной собственности. В настоящее время их изъять не так просто, как аренду, поэтому на эту перспективу готовится мощная правовая база. И жители Волгограда, которые отдыхают в пойме, и население Среднеахтубинского района устали от бардака. Люди хотят развития, благоустройства, нового строительства, комфорта, заработков, достойного уровня жизни, досуга и отдыха. Нужны дороги, связь, транспорт, коммуникации, общественная жизнь, доступные образование и медицинское обслуживание, спорт, досуг, отдых, туризм, загородная жизнь в природной среде. Для этого нужны территории развития. Их достаточно вокруг существующих населенных пунктов. А парк пусть охраняет по-настоящему природные и заповедные места, которых тоже не мало. Областная власть в лице КУГИ, Комитета природных ресурсов и экологии администрации Волгоградской области, под видом ценности поймы пытается захватить полномочия на заселенные земли, установить запреты и создать резервацию по опыту Северной Америки.

Что сейчас происходит в Среднеахтубинском районе Волгоградской области? Идет разработка генеральных планов сельских поселений. Он устанавливает правила жизни на ближайшие 25 лет, рассматривает территории в динамике всех процессов, свойственных человеку, его истории, потребностям и хозяйственной деятельности. По сути это документ, который должен висеть в кабинетах власти и быть ориентиром при принятии управленческих решений. Генплан разделяет территорию на населенные пункты, земли вне населенных пунктов и приводит процессы жизни людей в соответствие с законодательством, дабы избежать в дальнейшем сомнительных судебных разбирательств, разделяет полномочия и компетентность органов власти по управлению данными территориями. Генплан основан на интересах населения, проживающего на рассматриваемой территории. Далее следуют ограничения, которые обоснованы научно, либо потребностями государства. Внимательная и кропотливая работа, которая должна найти компромисс между естественными процессами развития цивилизации в отдельно взятом месте, т.е. жизнью местного населения, представленного органами местного самоуправления, и интересами более центральной власти, которая рассматривает территорию статистически, как статью бюджета или площадку для реализации неких важных задач. Разумеется, взгляды разнятся. Словом, нужен компромисс.


Поговаривают, что есть во всем этом деле московский след. Мол, несколько лет назад столичные люди сильные мира сего договорились с одним из бывших волгоградских губернаторов о своих интересах в заволжье. Пообещал экс-губернатор, но слова не сдержал, ушел с должности. Не увидели сильные мира сего своих интересов в генпланах 2014 года. А коли так, то не доставайся ты никому, пойма заволжская. Возмутились они и напрягли областные структуры, то ли по партийной линии, то ли по природоохранно-научно-министерской. Словом, затеялись суды. Суды не находили противозаконности в генпланах. А затем нашли. Поспешили в бытность органы местного самоуправления утвердить генпланы, опередили время, установленное законом, да всего не намного, на пару недель, но факт есть факт и нарушение обнаружено. Отменили генпланы, и давай по новой разрабатывать. Мол, природа, охранять ее надо, нечего человеку в ней делать. Будет теперь все парк природный. Только вот старики поговаривают, что не особо природа их заботит, а землица, которую сначала приберут к рукам, а потом по-тихому выводить из парка будут, да продавать. Но это всего лишь слухи. На самом же деле уивительные события стали происходить после отмены генпланов 2013-2014 года. СМИ всех местных уровней наполнились фактами о торжестве справедливости- все чаще сообщалось о возвращении украденных земель в государственную собственность, в природный парк. Но мало кто задается вопросом, что же на самом деле возвращено и что все это значит. К примеру, сначала государство в лице администрации района выделяет дачному обществу участок для размещения огородов в аренду сроком на три года. Законная процедура. При этом на данном участке возникают именно огороды. Затем государство позволяет приватизировать арендованный надел по закону о дачной амнистии и никто не против, тоже законно. Государство в лице регистрационного органа проводит правовую экспертизу, признает право собственности граждан на огородные наделы, выдает свидетельства. Люди на радостях ставят сараи для садового инвентаря, некоторые строят домики. Вдруг государство решает что поспешило, и в лице КУГИ (комитет по управлению государственным имуществом) отменяет приватизацию через суд. А люди что должны делать? Смириться.

Другой пример. Гражданин испрашивает в аренду землю для размещения личного подсобного хозяйства, формирует земельный участок из состава земель населенного пункта (на тот момент утвержденных), заключает с администрацией района договор аренды, ходит по инстанциям получает технические условия, готовится к строительству, тратит собственные средства. Но генеральные планы отменяют. По новым обстоятельствам утвержденных границ у населенного пункта уже нет, участок становится спорным. Государство в лице КУГИ через суд признает договор аренды противозаконным и изымает участок в государственную собственность. При этом никакого преимущественного права на заключение договора аренды с профильным комитетом области у бывшего арендатора уже нет. То есть гражданин понадеялся, понес затраты, но все потерял. И таких исков в КУГИ подготовлено не два и не десять, а несколько сотен. Безусловно в вопросах распределения земельных участков могли быть нарушения, которые требуют правовой оценки.

Сам природный парк «Волго-Ахтубинская пойма» был создан в 2000 году в соответствии с ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях» и Законом Волгоградской области № 641-ОД «Об особо охраняемых природных территориях Волгоградской области» от 7 декабря 2001 г. В программных документах парка указаны цели, задачи и мероприятия, которые это учреждение обязано реализовывать для охраны уникальной природной среды Волго-Ахтубинской поймы. Все эти программные установки находятся в открытом доступе на сайте учреждения и областной администрации. В необходимости контроля над хозяйственной жизнью территорий, имеющих природную ценность никто не сомневается. Действительно, необходимо предупреждать негативное воздействие цивилизации на чувствительную природную среду. Но есть некоторые обстоятельства, которые уже не спрячешь за бумажными отчетами и статистикой.

До создания парка была пойма реки Волга с обширными затопляемыми в паводок территориями, в которых нерестилась рыба, обитали птицы, животные, зеленели густые лиственные леса, и жили люди. Процветали охота, рыболовство, собирательство, заготовка сена, выращивание овощей. Солнце, климат и высокие уловы привлекали туристов со всей страны и из-за рубежа. Любой ныне живущий житель Волгограда средних лет объективно вспомнит свое детство на заволжских дачах и юность на бесчисленных турбазах, вечно занятых отдыхающими северянами и московской интеллигенцией из разного рода НИИ и госучреждений. Был и контроль за природопользованием. Работали лесничества, ездили лесники по лесным кварталам, проводили санитарную рубку, убирали сухостой. Собственно и сейчас нет этой губительной нагрузки на природу. Правда возник мостовой переход через Волгу, коттеджи и коттеджные массивы. Что изменилось в природе с появлением государственного учреждения природный парк «Волго-Ахтубинская пойма»? Заливные озера пересохли, дамбы разрушены, ерики обезвожены, деревья падают, сухостой горит, камыш разрастается, крупных птиц и животных в пригородной зоне давно не видно.

Туризм. В 70-80-е годы заволжскую пойму в теплый сезон ежегодно посещало свыше 1 млн. отдыхающих, в 2010 году было зарегистрировано 240 тысяч отдыхающих, а в 2015 – вдвое меньше. Это только по официальной статистике в открытом доступе. Выходит, что костров и стоянок, в результате которых вырубается, загрязняется и горит лес стало меньше, и туризм уходит из поймы. Потому что современный турист требует наличия соответствующей инфраструктуры, уровня безопасности и комфорта. А туристические стоянки, маршруты, которые задекларированы на сайте этого учреждения? По ним кто-нибудь ходил? Как они выглядят? Парк предоставляет карту, компас, инструктора-проводника, снаряжение, транспорт, экскурсию, питание, рассказывает, объясняет? Кто видел? Или это все существует только на бумаге в виде отчетов?

Сельское хозяйство. Вряд ли можно сравнить уровни сельхозпроизводства 70-80-х и нынешнее. По понятным причинам перестроечного периода оно упало до катастрофического уровня. Уже забыты совхозы-миллионеры, забыты подпольные миллионеры, сколотившие состояние на тепличных овощах. Но время изменилось, сейчас государство требует сельхозпроизводство поднимать. А что такое современное сельхозпроизводство с высокой урожайностью и низкой себестоимостью? Это прежде всего энергетические ресурсы и транспортная инфраструктура. Какова роль природного парка, как государственного учреждения? В лучшем случае никакая, а в реальности – отрицательная. Потому что сельхозпроизводство требует частной инициативы и экономических условий, что природный парк не способен предоставить в силу своих интересов. Более того, это учреждение даже выпас скота намерено поставить под свой контроль.

А реконструкция утраченных водоемов, почв, восстановление редких видов растений и животных? Где это происходит? Столько дубрав высажено? Сколько птиц выпущено? Сколько вредителей уничтожено, дорог обваловано? Никто не ставит под сомнение необходимость парка, как регулирующего органа, никто не сомневается в глубокой природоохранной работе. Тем не менее, хочется понять где и как это происходит? Ибо глазами люди ничего не видят. Точнее, видят обратное - бездействие, запреты и бесконечные суды.

Безусловно, сразу ничего добиться нельзя, требуется время, как требуется время для разворачивания природоохранной деятельности и появления ее первых результатов. Но сколько необходимо времени на организационный период государственного учреждения? А прошло уже 16 лет. Что сделано парком за эти годы? Чем в принципе занимается государственное учреждение природный парк «Волго-Ахтубинская пома»? И куда уходят средства, выделяемые из бюджета на охрану природы?

Чтобы это понять, достаточно посмотреть на пики активности и изучить законотворчество комитета природных ресурсов и экологии администрации Волгоградской области, а также посмотреть динамику изменения статуса природного парка. Даже беглое знакомство с подобными документами указывает на то, что парк, все таки инструмент в борьбе за территории.

В 2010 году было принято Постановление главы Волгоградской области № 917 «Об утверждении положения о природном парке Волго-Ахтубинская пойма». В нем было четко прописано, что природный парк является бюджетным учреждением, осуществляющим режим ООПТ (особо охраняемых природных территорий) на обозначенной территории трех районов области, на которых расположены земельные участки различных форм собственности, без изъятия земель. То есть, природный парк это учреждение, осуществляющее контроль и ограничения хозяйственной деятельности с целью охраны уникальных природных ландшафтов. Понятно и оправдано, но есть вопросы. Для чего этому учреждению были делегированы полномочия по выдаче разрешений на строительство, что по закону должно осуществляться органами местной власти? Последствия намечаемой хозяйственной деятельности на основании ОВОС (оценки воздействия на окружающую среду) определяются в составе строительных проектов. То есть, в силу компетенции, природоохранные органы способны только согласовать намечаемую хозяйственную деятельность, выраженную в объектах капитального строительства, но не само строительство. Почему экологам было не достаточно согласовательных функций, без которых строительство не возможно?

Как бы там ни было, данное постановление было принято и оно исполнялось. Но произошли резонансные отмены генеральных планов сельских поселений Среднеахтубинского района и начата разработка новых генеральных планов. Понятно, что повторно будут учтены все ошибки и недоработки и новые генпланы могут стать не формальной, а реальной основой развития района.

С апреля по июль 2016 года вдруг появляется целый «пучок» новых документов, рожденных в умах экологической власти. И постановление, и комплексное экологическое обследование с обоснованием границ природного парка, и проекты реконструкции озер (кстати, не всех озер, а вполне конкретных озер), и множество иных рекомендаций.

Вероятно потому, что районная власть -власть от народа, разрабатывая генеральные планы, может решить территории в свою пользу, т.е. в пользу народа. Какова необходимость срочного изменения статуса и положения о природном парке «Волго-Ахтубинская пойма»? Зачем областной власти требуются такие изменения, и какие именно изменения? Чтобы это понять, достаточно сравнить тексты двух программных документов, действующего постановления № 917 от 17.06.2010 г. и проекта нового постановления. Это принципиально разные документы. Из нового положения о природном парке исчезла глава «правовой статус». В пояснительной записке указано - не нужен никакой правовой статус, достаточно управления. То есть, ранее правовой статус парка определялся как бюджетное учреждение на землях в различной собственности без изъятия земель для осуществления режима ООПТ.

Новое постановление четко указывает: все земельные участки (в том числе, на которых расположены леса) передаются природному парку в постоянное бессрочное пользование(п.3.2). Но в п.3.4 сказано, что на территории парка могут находиться земельные участки других собственников, в отдельных случаях. Далее по тексту идет флаг, символика, форма и т.д. То есть создается государство в государстве. Этак незаметно, под видом охраны природы и прочих благородных дел.

А зачем комитету природных ресурсов и экологии администрации Волгоградской области владеть землей? Почему не достаточно охранять природу и контролировать природопользование иными законными средствами? Почему в особо охраняемые природные территории попадают пустыри и краснослободская свалка, малоценные даже для сельского хозяйства земли, поросшие камышом? Какие растения и редкие животные затаились в этих камышах, моля экологов о помощи? И что мешало парку проводить задекларированные природоохранные мероприятия в течение 16 лет при существующем землепользовании?

Юридическая оценка очень проста. Если парк получает право постоянного бессрочного пользования, он обретает вечные права и далее руководствуется гражданским и земельным кодексами, которые запрещает двойную категорию земли и двойное право на землю. Это значит, что все земельные участки, расположенные на территории парка де-юро получают категорию «особо охраняемые территории и объекты». Земли сельхозназначения, лесного фонда, промышленности и так далее. И закон обязывает парк действовать именно таким образом. Выходит, три района Волгоградской области превращаются в ООТО, оборот земель запрещен, использование ограничено велопрогулками и размещением туристических палаток.

В силу закона двойная собственность на землю не допускается. Значит парк будет вправе изымать земли у собственников. Дома и сараи, конечно же, сносить не заставят, но людей обяжут заключить аренду земли на неких условиях. Дом в собственности, но земля в аренде. И в целом это значит, что готовится правовая база для массового изъятия земель у собственников. В том числе, перераспределение земель самого государства, иначе как объяснить, что земли лесного фонда вдруг попадают в иную ведомственную юрисдикцию.

Поспешность, с которой комитет природных ресурсов и экологии администрации Волгоградской области производит документацию поражает и не остается не замеченной. Забываются проставляться даты, подкладываются подписные листы. К примеру, акты обследования в ОВОС реконструкции озер Запорное и т.д., лист с подписями членов комиссии (главы поселений, ученые) явно не этого документа, по крайней мере не этого года, а скорее всего и не этого события. Любопытно и то, что за 16 лет желание обратить внимание на состояние озер возникло именно сейчас: требуется отсечь несколько участков у населенного пункта, дабы не попали в границы х.Сахарный. Вот и причина – озеро надо реконструировать, водный баланс восстанавливать, а участки мешают, давайте их к нам в парк.

Также имеются материалы по внесению изменений в комплексное экологическое обследование территории природного парка «Волго-Ахтубинская пойма». В них говорится о различных конфликтах. Мозаичность, сложность административно-хозяйственной структуры, слишком много хозяйствующих объектов, природообразующие факторы и повышенная инвестиционная привлекательностьв связи со строительством моста через Волгу, при этом природоохранное законодательство не совершенно, есть пробелы, надо бы эти пробелы устранить.

По мнению экологов - не надо выводить населенные пункты из парка, надо в парке сделать селитебную зону. Одно невдомек чиновникам, что управлять жизнью людей экологи не способны. Ибо люди - не аквариумные рыбки, у людей есть демография, рождаются дети, им нужно питаться, одеваться, обучаться, лечиться, работать и много другое. Это социальная политика, социология, наука управления и развития социума, политика, демократические институты и выборное право. Почему люди стремятся попасть своими домами в границы населенных пунктов, а сельхозпроизводители разместить в них переработку? Потому что это коммуникации и стоимость энергоносителей. В населенном пункте действует тариф на электроэнергию, регулируемый государством, вне населенного пункта все платят по рыночным ценам, т.е. в два-три раза дороже. Это и уровень жизни, и стоимость продуктов питания, поскольку затраты на энергоносители составляют львиную долю в цене продовольствия. Такой маленький нюанс, но так много он значит для людей.

Самое любопытное то, что во всех упомянутых документах околонаучного характера отрицательное влияние хозяйственной деятельности населения на природную среду понимается априори, поэтому вопросы экологических технологий жизни и строительства даже не рассматриваются, обсуждается только владение территорией и запреты, которые, по мнению экологов, следует установить. Меж тем, статья 3 Закона об экологической экспертизы четко указывает, что при определении границ ООПТ следует руководствоваться совершенно иными принципами. А на практике подмена понятий. Презумпция заменена на однозначную вину. Независимость экспертов в структуре одного ведомства весьма сомнительна. Научная обоснованность носит описательный характер, не опирается на конкретные очевидные факты и не объясняет, кем, каким образом и какой именно вред был нанесен природе заволжской поймы. Не рассматриваются ни параметры, ни экологические технологии хозяйственной деятельности. А гласность и учет общественного мнения и вовсе отсутствует. Тайные переделы скрывают за пропагандой. При чем, даже лозунги экологической пропаганды весьма примитивны, вот они: «В пожарах виновато население, туристы и отдыхающие, которые жгут костры», «В обезвоживании поймы виновато население и дачники – высасывают воду из водоемов и грунта», «В исчезновении птиц и животных виновны населенные пункты, аграрии и туристы – шумят, травят, ловят, охотятся, уничтожают», «В свалках и мусоре виновато население и администрация, сваливают и не убирают».

Разве в пойме строятся микрорайоны и города, сопровождаемые массовой вырубкой? Нет, только небольшие коттеджные поселки на пустырях и отнюдь не в индустриальных масштабах. Разве население и дачники ответственны за работу нижневолжского гидроузла и крутят заслонки и задвижки? Нет. Заполняемость поймы паводковыми водами и поддержание водного баланса далеко за пределами компетенции населения и местной власти. Разве мусор не вывозили до появления парка? Вывозили. А сейчас нельзя, потому что есть ограничения и на устройство площадок, и на проезд техники, и на обустройство полигонов. А разве сотрудники парка тушат пожары? Нет, не тушат. Тушит население, главы местных поселений и дачники, потому что пожар имеет свойство распространяться и выжигать все на своем пути. А пойман ли, привлечен ли к ответственности хотя бы один нерадивый турист? А может лес поджигают специально и вполне мотивированно? Разве не существует экологических строительных технологий и экологических технологий хозяйствования? Существует. И тому масса примеров не только в России, но и во всем мире. Человек и природа существуют в согласии, не нанося друг другу ущерба там, где экологические власти заботит и человек, и природа, и их взаимоотношения. Так почему областные экологические структуры выставляют жизнедеятельность человека, как однозначно враждебную силу?»

Редакция федерального сетевого издания «Экология регионов» выражает надежду, что чиновники администрации Волгоградской области не оставят без внимания ситуацию, описываемую в обращении жителей региона. А сотрудники Волгоградской областной прокуратуры возьмут изложенные факты на свой контроль и при необходимости примут меры прокурорского реагирования.