Биологическая угроза, биозащита и ответственность ученых

Как ограничить распространение научных знаний во избежание их использования в военных целях, не ограничивая научных изысканий?
По этому вопросу высказали свои суждения Анри Корн, член Академии наук, президент комитета академии «Наука и безопасность», профессор института Пастера, Патрис Берш, профессор микробиологии, декан факультета медицины Пари-Декарт, Патрис Бинде, врач, директор Института аэрокосмической медицины, стоящей на службе охраны здоровья военных, президент научного совета «Лаборатории Биотокс Пиратокс».

В настоящее время существует 60 вооруженных конфликтов в мире, в том числе это Ирак, Афганистан, Сомали и т.д. И это не считая локальных кризисов, более или менее опасных для жизни.
В наступательных или в оборонительных целях, военные используют самое различное оружие, вплоть до химического, как это было в Ираке в 1988 году, когда Саддам Хусейн и его двоюродный брат Али использовали химическое оружие для истребления курдского населения.

Хотят ученые или нет, но они играют не последнюю роль в «совершенствовании искусства войны». Биотехнологии двойственны. Они могут служить позитивным целям – развитие и применение научных открытий для безопасности и процветания человечества и, напротив, негативным, когда эти технологии используются в целях агрессии, вооружая военных средствами массового уничтожения людей. В этом контексте встает вопрос об ответственности ученых и, в частности биологов, в выборе тем для научных исследований, в распространении полученных знаний.

Но можно ли ограничивать распространение знаний из-за боязни их неправильного использования без того, чтобы не ограничивать свободу исследований?
Патрик Берш приводит несколько примеров применения биологического оружия в 20 веке, как чума, например, или сибирская язва, испытания которого были проведены на острове Возрождение в Советском Союзе. Остров покинут с 1992 года. Он приводит также известный пример доктора «Смерть» в Южной Африке, который использовал химические препараты для стерилизации и селекции черного населения во время апартеида.
Анри Корн и Патрис Бинде напомнили что существует Женевская конвенция 1972 года о запрещении развития, производства и хранения биологического и токсического оружия. Ими были высказаны рекомендации по этому вопросу, среди них такие, как:
- Организация национального форума.
- Интенсификация координации действий на международном уровне.
- Создание национального комитета по предотвращению рисков от опасных исследований.
- Необходимость кодекса поведения, определяющего правила, своего рода «клятва Гиппократа» для исследователей и всех людей, занимающихся наукой о жизни.