Тарпан

Дикий конь тарпан, вольно гулявший по степям Приазовья до конца XVIII столетия, является близким родственником лошади Пржевальского. Природа наделила его быстротой и выносливостью. Люди, жившие в этих краях, с начала сотворения света восхищались этим прекрасным животным и называли именем даже его князей. Гзаком звали одного из половецких правителей, которые сражались в 1185 году с Игорем Святославовичем, князем Сиверским. Другой правитель звался Кончаком, имя его означало «острие копья».

Тарпан был великолепным конем, но в нем была только одна слабость. Когда приходило время жеребиться, самцы рассыпались степями, а самки собирались в байраках, заросших кустарником балках, где воспроизводили потомство ранней весной. До начала лета эти маленькие тарпаны были почти беспомощные, лежали в кустарниках и ждали своих мам, которые приходили их кормить.

В 1775 году по указу Екатерины II Запорожская Сечь была разрушена. Она заявила, что не должно и имени казацкого остаться на земле, и разбежавшихся по степям казаков стали преследовать. Мужики прятались по байракам, и царские войска начали массово их сжигать, и тем самым подорвали популяцию тарпанов. Таким образом грациозное животное попало в жернова большой имперской политики.

читайте также
Последний тарпан был изловлен в 1823 году в Кобыльей балке под селом Святодуховка (оно многократно переименовывалось и теперь называется Любимовкой в честь четырнадцати семей переселенцев с города Любимова, прибывших сюда после Голодомора в 1936 году), который расположен в польском крае. Его отправили в город Елизаветград, ныне Днепропетровск, ко внучатому племяннику знаменитого Григория Потемкина, который в то время был главным попом Московского патриархата. Из последнего тарпана он сделал чучело и отправил его в подарок Петровской кунсткамере.

[message_box title="" type="success" close="no"]Александр Пушкин самолично видел тарпанов, когда посещал вместе с генералом Раевским эти края в мае 1820 года. Он проехал по реке Конская от устья до самих Конских раздор и оставил запись в своих дневниках: «Вытравлен вольный дух, одни согнутые битые спины видел здесь я, да одиноких диких коней, которые пугливо прячутся в высоких травах. А ведь потому и Конская, что здесь когда-то ходили целые стада этих красивых коней». Через два года он окрестил этот край Лукоморьем, где «русский дух и Русью пахнет» в поэме о Руслане и Людмиле. Зеленый дуб с золотой цепью он мог видеть возле города Орехов, где когда-то росла дубовая роща, посвященная Раху – одной с земных ипостасей Перуна.[/message_box]